Гаражники Архангельска

Гаражная экономика — уникальный феномен российской повседневности, который практически никак не проявляется в информационном поле, не находит прямого отражения в официальной статистике, кажется невидимым для государства, но который отлично известен на обыденном уровне.

Цель блога: создание независимого информационного и дискуссионного пространства Архангельска и области по теме «Гаражная экономика».
Добро пожаловать в блог и на наш форум!

Нащупали предел долготерпения

На эксперименты по выжиманию денег из народа, производимые нашими технократами, легла тень провала лукашенковского «налога на тунеядцев».

Мир людей отличается от мира механических объектов тем, что предсказать, как он себя поведет, невозможно. Прохождение кометы поддается довольно точному расчету. А масштабы и формы недовольства граждан по случаю очередного руководящего мероприятия заранее вычислить нельзя. Ничто не мешает строить более или менее правдоподобные предположения. Но увидеть, что из них сбудется, а что нет, можно только после того, как начальственный эксперимент над народом состоится в реале.

Наши белорусские соседи сорвали своим властям начинание, которое руководители России только еще собирались испытать на людях. Александру Лукашенко пришлось приостановить собственный декрет «О предупреждении социального иждивенчества», он же — «налог на тунеядцев». Ради сохранения лица этот эдикт не отменен полностью, но вряд ли уже будет введен в действие. Слишком бурными и злыми оказались уличные протесты.

После того, как провал состоялся, его траектория выглядит простой и даже очевидной. Белорусским властям, как и нашим, остро нужны деньги. Откуда взять? А почему бы, например, не с тех, кто формально не зарегистрирован как работающий и поэтому не платит налогов в казну? Это ведь даже справедливо. Они же пользуются всякими казенными удобствами и государственными услугами.

Почти полмиллиона белорусов (каждый десятый гражданин трудоспособного возраста) получили казенные письма с требованием платить примерно по $200 ежегодно. Около 50 тыс. человек послушались. Остальные сначала просто негодовали, а в последние дни начали в растущем числе выходить на улицы. Иссякнет ли на этом кризис, станет видно, но неудача нового побора уже выявилась во всей полноте.
В социальном блоке российского правительства такую же идею вынашивают с прошлого года. Вице-премьер Голодец, министр труда Топилин и другие чиновники рекламируют ее сразу в нескольких вариантах — то в виде обложения каждого трудоспособного «неработающего» побором в 20 тыс. руб. ежегодно, то через введение платности услуг государственных медучреждений для «неработающих» трудоспособного возраста.

Белорусский скандал, думаю, ставит крест на этих замыслах. Но зреют и другие, более изощренные. О них позже — а сначала о том, как подобные начинания видятся правящими технократами в их параллельной реальности, и как-то же самое воспринимают внизу. Ведь контраст огромен.

Начальство искренне полагает, что народ обязан платить за управленческие услуги, которые оно ему оказывает. Попытки уклониться расценивает как жульничество, неблагодарность и отсталость. А суммы, которые хочет взимать, — как просто смехотворные на фоне тех доходов и трат, которые считает нормой для себя.

Снизу же это видится как очередной набег чуждой и враждебной силы, которую люди привыкли бояться и от которой пытаются держаться как можно дальше.

Российский теневой сектор — это огромные массы людей, занятых в производстве и услугах. Стань они легальными, то были бы мгновенно разграблены и разгромлены государственной машиной. Объемы всего там производимого (и, в отличие от госсектора, гарантированно востребованного потребителями) очень велики.
Эти люди никоим образом не чувствуют себя должниками государства. И не только потому, что пользуются его услугами не так уж часто. Скажем, дефицит местных фондов ОМС, который хотят пополнить побором с «тунеядцев», создается не столько работниками теневого сектора, сколько другими категориями сограждан. И даже не потому, что платят казне и ее любимчикам весьма внушительные косвенные налоги. Например, «импортозамещение» финансируют из своего кармана и официально работающие, и официально неработающие, покупая по несуразным ценам продукцию родного агросектора вместо дешевой и качественной привозной.

Но еще важнее, пожалуй, два других взаимодополняющих факта.

Наша государственная машина нисколько не похожа на исполнительный аппарат, который, следуя указаниям налогоплательщиков, расходует перечисленные ими в казну деньги. Все уровни власти тратят свои бюджеты так, как хотят сами, или как им прикажут свыше. Влияние на них простых граждан минимально.
Но и рядовые люди до недавних пор почти не выступали в роли плательщиков прямых налогов. Основные налоги у нас платят юрлица — и не только НДС или налог на прибыль, но и НДФЛ, и социальные взносы за своих работников.
Такая своеобразная гармония довольно долго устраивала и верхи, и низы. Простой человек как бы не платил налогов и поэтому не замечал, что деньги в государственной казне — в конечном счете его собственные. А власти с удовольствием пользовались его попустительством, но зато серьезными прямыми налогами старались простонародье не дразнить.
И пока это длилось, было невозможно мобилизовать официально работающих против тех, кто работал в тени, напоминаниями, что они, дескать, ничего не приносят казне и жируют за общественный счет. Ведь плательщиком налогов не чувствовал себя никто.

Сейчас казна обеднела. Судорожно придумываются способы ее заполнить. Увеличиваются или вводятся прямые и косвенные поборы, ложащиеся абсолютно на всех, — от имущественного налога до акцизов и взносов на капремонт. Сама собой возникает мысль дополнительно обчистить и «неохваченных».

Однако попытки столкнуть «плательщиков» с «неплательщиками» не имели успеха в Белоруссии и очень вряд ли сработают в России. Рядовой человек по-прежнему понятия не имеет, на что идут его налоги, и рассматривает любое их увеличение, а равно и расширение круга плательщиков, просто как грабеж.

Белорусский эксперимент показал, что «налог на тунеядцев» встречен людьми уже не просто как очередная проблема, придуманная верхами, а как проблема нестерпимая. Предел на этом участке, так сказать, нащупан. Власти попытались заменить привычные правила игры на еще более несправедливые — и неожиданно для себя получили снизу твердый отбой.

Но в механическом мире российских технократов этот соседский опыт, похоже, не очень-то замечают. Ясно, что «тунеядского» налога у нас теперь не будет. Но ведь на подходе затея еще большего размаха.

Минфин, Минэкономразвития и Центробанк самым серьезным образом продолжают обсуждать план принуждения работающих граждан к выплате взносов в некую систему «индивидуального пенсионного капитала» (ИПК).

Обязательные взносы в государственную накопительную систему уже несколько лет подряд конфискуются и тратятся по усмотрению начальства. И вот создан план превращения временной схемы в постоянную с открытым и официальным изъятием у граждан денег, которых они до сих пор не платили.

В сегодняшнем своем виде этот проект примерно таков. Работодателям повысят НДС, параллельно понизив пенсионные взносы, уплачиваемые ими за работников. Бизнес не выиграет, но и не пострадает.

А компенсировать снижение пенсионных сборов заставят работников. От первоначальной мысли о добровольности взносов в ИПК, похоже, отказались, поняв, что люди на это не клюнут. Поэтому предложено вместо нынешнего НДФЛ, уплачиваемого по ставке 13%, взимать с заработков работников от 15% (НДФЛ без пенсионных взносов) до 20% (10% — НДФЛ, 10% — взносы в систему ИПК). То есть работник совершенно свободно выберет вариант, по которому будет платить больше, чем сейчас.

Типологическое родство всего этого с «налогом на тунеядцев», хоть и не совсем прямое, но довольно близкое. Государственная власть хочет изъять у гражданина добавочные деньги, не давая ему никаких возможностей повлиять на их расходование. Что же касается взносов в систему ИПК, то обещания беречь и приумножать их, конечно, будут рассыпаться, но цена им — точно та же, что и всем казенным клятвам, дававшимся на старте бесчисленных предыдущих «пенсионных реформ».

Если что-то подобное и в самом деле примутся внедрять, то всплеск народного недовольства обеспечен. Наперед не скажешь, насколько он будет силен. Но инстинктивное стремление нащупать предел долготерпения не иссякнет, пока этот предел не заявит о себе сам.
Сергей Шелин

Источник:

В Северодвинске в гараже изготавливались зубные протезы для стоматологических клиник

В Северодвинске в одном из гаражей кустарным способам гражданин Израиля изготавливал зубные протезы.

После эти протезы поставлял в стоматологии города. Сотрудникам правопорядка известно о семи таких клиниках, где принимались гаражные протезы. На днях в них проводились оперативно-разыскные мероприятия.

В настоящее время по этим материалам проводится проверка, по результатам которой будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дело. Зубному кустарю может грозить статья 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство».

Источник ИА Беломорканал

23 февраля   зубные протезы

Деньги от бога: куда ушли субсидии бизнесу?

Раздача денег на развитие бизнеса в 2010-2012 годах превратилась в промысел на раздаче этих денег, с которым и город и область пытаются разобраться до сих пор. Но гранты предпринимателям выдавать с тех пор не перестали. Кому они пошли на пользу?

Гараж в Петровом овраге. Пол подметает молодой парень, сопровождая работу философскими рассуждениями. Оказывается, он в свое время получил 60-тысячную субсидию на открытие собственного дела, купил на эти деньги оборудование, а дело не пошло. Теперь приходится подметать чужие полы, но молодого человека эта не смущает. Согласно его воззрениям, деньги на бизнес через власть дает бог. А вот бизнес бог может при этом и не дать, хотя деньги дает через власть, которая, конечно, тоже от бога. В его личном случае так и случилось: бог через богоданную власть дал денег на открытие бизнеса, но вот самого бизнеса не дал. Теперь парень ждет, когда бог заберет обратно купленные им на грант прилавки.

Небесной манной власть активно осеняла населенных на территорию в 2011-2012 годах, когда можно было получать не только муниципальную и областную, но и федеральную поддержку в самых разных объемах — начиная с 60 тысяч рублей безработным и 300 тысяч федеральных субсидий, заканчивая миллионами по линии серьезной «поддержки малого и среднего предпринимательства».

Читать далее в источнике: http://ulgrad.ru/?p=155104

20 февраля   субсидии

Открытое письмо участникам дискуссии по Технопарку Архангельска

Хочу попросить прощения у участников обсуждения — я не трибун, не умею выступать на публике, я зарабатываю ремонтом гитар, а не публичными речами. Кроме того, времени на обсуждение выделено слишком мало, а высказаться, как я понял, хотели многие.
Я думаю, нет смысла вдаваться в подробности трехсот двадцати страниц концепции, представленной на обсуждение. Кто хотел — прочитал, кто писал и так все знает.
В вопросе концепции создания технопарка я вижу куда более глубокую проблему, и попробую кратко описать ее суть.

В качестве эпиграфа приведу две цитаты:
«Россия уникальна, как любая другая страна. Ее уникальность, в частности, в том, что почти любое дело, которое затевают ее идеологически озабоченные граждане, исходя из самых благих намерений, оборачивается своей противоположностью. Как говорят в привыкшем к этому народе, все идет через ж__пу.»

«Не обманывайте себя, наш рынок и порождаемые им классы чахнут в тени ресурсной экономики, социальной организацией которой является сословное мироустройство».

С. Кордонский

Представленный документ скорее не концепция, а компиляция, составленная из идеологически верных статистический данных и штампов об инновациях, в терминологии рыночной экономики, канцеляритом, понятным «эффективным менеджерам», коих штампуют наши коммерческие ВУЗЫ уже двадцать лет подряд. (целыми разделами копипаст из «Стратегии 2030» и публикаций о технопарках). Беда только в том, что терминология эта малоприменима в нашей социальной и экономической реальности, поскольку пребываем мы с вами по большей части не в рыночной, а в ресурсной экономике, попытки описания которой в рыночной терминологии рождают системные ошибки, которые имеют свойство накапливаться и последствия имеют разрушительные. Ресурсную систему можно представить, как рыночную, можно отразить в отчетах как рыночную, но это будет недостоверная или неполная информация.
В рыночной экономике прибыль генерируется, а в нашей с вами реальности прибыль или показывается, или скрывается, по потребности, для той самой статистики, для тех самых «концепций» и «бизнес планов», кредитоваться мы идем или сдаем отчетность в ИФНС. Наш бизнес не ориентирован на прибыль, бизнес ориентирован интегрироваться в систему распределения — прямо противоположный вектор.
Любая инновация в ресурсной системе, по меньшей мере в том виде, в каком нам эти инновации предлагают — чужеродное явление, которое отторгается на всех уровнях, которое можно внедрить только через сопротивление и со значительными затратами, которые делают бессмысленными любые усилия. Лишние движения — это угроза статусу, а значит и возможности конвертации его в деньги.
Мы имеем как минимум две реальности, которые сосуществуют на одной территории. Для одной реальности суть малого бизнеса отражена в демотиваторе, призывающем покупать у малого бизнеса, что б не платить за лексус директора и бухгалтера. И вторая реальность, в которой малый бизнес это 100 человек в штате предприятия и 300 млн. выручки.
Так вот в переводе на язык ресурсной экономики, язык понятный рядовому обывателю, который каждый день живет в ЭТОЙ реальности, вся концепция вместо «инновационно-прогрессивной» тематики несет в себе один единственный посыл — заявку на получение места в системе распределения, где потенциальный резидент или участник технопарка ставится в подчиненное положение просителя, которому предлагается продемонстрировать свой подчиненный сословный статус, пройдя серию бюрократических процедур.
По идее авторов концепции потенциальным резидентом технопарка является предприниматель, который должен показать белую выручку от 30 млн. в год. В переводе на русский скажу, что для провинции 30 млн. в год, отраженные в официальной отчетности, это или торговая компания, или предприятие, имеющее уже сложившиеся отношения с госзаказчиком и занявшее уверенное место в системе распределения, или строители. Ни тем, ни другим, ни третьим нет никакого интереса в инновационной деятельности и мощностях технопарка. Накручивать 2000% на трусы и штаны известных брендов или по-тихому пролезать в госконтракты куда выгоднее, чем наживать колотье в боку с инновациями. Списать налоги — это да. Получить упрощенный доступ к заказу якорных резидентов — да. Но уже состоявшимся предпринимателям предлагается потенциальная возможность, в обмен на лояльность, белую отчетность и вложения уже сейчас.

Я думаю, что это должны быть очень наивные люди, и именно поэтому четкого портрета потенциального резидента обсуждаемого технопарка, авторы не предлагают. (но прибыли они меж тем умудряются посчитать на 10 лет вперед).
Никто из участников обсуждения себя в концепции не видит в принципе — концепция оторвана от реальности настолько, насколько это вообще возможно.
Эта постановка никак не может привести ни к развитию малого бизнеса, ни к буму инноваций, да и вообще не имеет к инновациям никакого отношения, несмотря на ссылки на опыт западных коллег. Наоборот, в наших условиях эта система противится потоку инноваций, отвергает его. Скандал с АО «ОЭЗ» (особые экономические зоны) наглядное тому подтверждение. Если кто не в курсе, то руководство АО, получая средства для строительства и развития в том числе технопарков, в течение 10 лет просто размещало эти средства на депозитах, а проценты по вкладам отражало в отчетности как прибыль, при этом, не забывая начислять себе зарплату и бонусы по 800 млн. ежегодно.

Я бы хотел спросить у авторов «Концепции» — кого они видят в качестве источника инноваций?
Кто конкретно будет эти инновации создавать?
Откуда возьмутся эти люди, и кто сказал, что они родят что-то инновационное?
Их в специальных инкубаторах будут выращивать как в оранжереях цветы?
Вот в тех самых «бизнес-инкубаторах» за государственный счет с привлечением средств частных инвесторов тысячи инноваторов будут генерировать гениальные идеи? Что там перчисляется? Электронные манки? (которые оказывается еще и незаконны) Нанокостыли? Экзоскелеты? Это ли инновации?
Иннова́ция, нововведе́ние — это внедрённое новшество, обеспечивающее качественный рост эффективности процессов или продукции, востребованное рынком, я напомню.
Нашим рынком востребованы не экзоскелеты, а алгоритмы работы, при которых от идеи до ее воплощения в виде товара или услуги проходит минимум времени. Рынком (нашим рынком) востребована схема, где в числителе всеобщая Марксова формула движения капитала, а в знаменателе время, затраченное на реализацию цикла, а наш «Технопарк» в своей концепции отводит 10 лет только на строительство здания — куда это годится? Здесь, я думаю, уместно процитировать Руперта Мёрдока:

«Наш мир меняется, и со временем большой перестанет всегда побеждать маленького, но одна истина останется. Медленный в любом случае проиграет быстрому.»

То, что нам предлагают авторы «концепции» не просто медленно, а невероятно медленно. Накануне проведения Арктического форума вся эта нелепица с концепцией Технопарка выглядит как диверсия, но непонятно покуда, против кого именно, поэтому пока что воздержусь от столь резких оценок.
Хотелось бы узнать, а сколько было заплачено за эту «концепцию», кто является и кто является непосредственным исполнителем? Заказчиком, судя по всему, является ГУП АО «Фонд имущества и инвестиций». Хотелось бы получить официальные комментарии ответственных лиц под подпись и печать.
Я бы предложил кардинально пересмотреть концепцию создания технопарка в Архангельской области, дабы не уподобиться горе «инноваторам», замешанным в скандалах с АО «ОЭЗ» (особые экономические зоны). И для начала попытаться четко представить себе портрет потенциального резидента, изучить реальную социально — экономическую ситуацию.
1. Ознакомиться с опытом создания и функционирования израильских кибуцев. Ряд ведущих израильских НИИ («Технион», Еврейский университет в Иерусалиме, Научный институт в Рех0воте) были основаны еще в кибуцах.
2. Ознакомиться с результатами исследований по теме «Гаражная экономика», проводимыми фондом Хамовники. В качестве участников и резидентов технопарка, рассматривать гаражников и ремесленников, предоставление ресурсов которым, выделить как один из приоритетов развития Технопарка. По официальной статистике доля неформального сектора в экономике 42%, в реальности эти цифры в разы больше. Это и есть «гаражники» и ремесленники, и артельщики — эти люди создают и «итальянскую мебель» для мебельных салонов, и тротуарную плитку, и электронику, при этом не имеют доступа ни к высокотехнологичному оборудованию, ни к кредитам. Они даже ИП не хотят категорически регистрировать, и про 30 миллионов они только в телевизоре слышали. Миллион черным налом в год — вот то, за что они работают и чего они не смогут показать и не покажут ни при каких обстоятельствах.
3. Дополнить и скорректировать концепцию в соответствии с полученными данными. Переименовать концепцию «Технопарк» в «Ремесленная слобода».

С Уважением, Некрасов П.В.
Гражданская палата Архангельской области

Концепция создания технологического парка на территории Архангельской области.

Правительство Архангельской области и Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» приглашают Вас принять участие в совещании по обсуждению проекта Концепции создания технологического парка на территории Архангельской области.
Концепция разработана на основе положений документов стратегического планирования Российской Федерации и Архангельской области и в настоящее время находится на стадии внедрения органами исполнительной власти Архангельской области совместно с ФГАОУ ВО «Северный» (Арктический) федеральный университет».

В ходе совещания планируется обсудить положения Концепции, их соответствие социально-экономической ситуации в Архангельской области и ожиданиям представителей предприятий региона, а также выявить заинтересованность в работе на базе технопарка предприятий Архангельской области.
Совещание пройдет 8 февраля 2017 г. (в 15.00) в г. Архангельск, пр. Троицкий, д. 49 (212) (Правительство Архангельской области).
К участию в совещании приглашаются представители предприятий Архангельской области и общественных организаций.

На совещании запланированы выступления экспертов Высшей школы экономики, министра экономического развития Архангельской области и президента Архангельской Торгово-промышленной палаты.
Участие в совещании бесплатное.

Для подтверждения участия просим Вас направить письмо с наименованием Вашего предприятия (организации), ФИО, должностями участника и его контактными данными (телефон, e-mail) на адрес электронной почты mturchan@hse.ru.
В теме письма необходимо указать “Регистрация на совещание”.
Интересующую Вас информацию об участии в совещании Вы можете уточнить по e-mail: mturchan@hse.ru или по телефону: (925) 719-48-53.

Приглашение и программа  — в приложении

2 февраля   совещание   Технопарк

Самозанятым разрешат работать без регистрации ИП

Самозанятым гражданам, возможно, разрешат оказывать платные услуги без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму. Однако он не будет работать без другого, более масштабного законопроекта о статусе самозанятых, который пока только разрабатывается.

Законопроект, предусматривающий узаконивание части «гаражной экономики», был внесен в Госдуму группой депутатов 27 января. Пока документ очень краток — он лишь предусматривает внесение в Гражданский кодекс РФ фразы: «В отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя».

О каких именно видах деятельности идет речь, пока остается неясным. Также непонятно, какие именно условия обяжут соблюдать самозанятых. Если документ примут в существующем виде — то он не будет означать фактически ничего. Самозанятых смогут все так же обвинять в незаконном предпринимательстве, а если они попробуют сослаться на новую редакцию ГК РФ — им скажут, что отдельными видами предпринимательской деятельности, конечно, можно заниматься без регистрации, только вот пока никто не решил — какими именно.

Тем не менее, авторы законопроекта утверждают, что их инициатива поможет выполнению недавнего президентского поручения «исключить любые возможности признания деятельности самозанятых граждан незаконным предпринимательством». В какой-то мере это можно назвать первым шагом в направлении легализации самозанятости.

Вероятно, конкретные виды деятельности, которыми могут заниматься самозанятые, будут перечислены в другом законопроекте, который в настоящее время совместно разрабатывают Минтруд, Минфин и Минюст России. Этот документ будет полностью посвящен вопросу самозанятости. Глава Минтруда Максим Топилин считает, что работа будет завершена к концу года.

Говоря о сути самозанятости, Топилин подчеркнул: «Это не предпринимательская деятельность, потому что большинство из них (…) просто оказывают какую-то услугу, то есть они зарабатывают себе просто на жизнь». Действительно, традиционно к самозанятым относят граждан, которые не получают прибавочной стоимости и не нанимают работников. Самозанятые могут работать артелью, но при этом лидер артели никому не платит зарплаты — они делят деньги в зависимости от затраченного труда.

Фактически речь идет о создании в России нового легального статуса — не предприниматель, не наемный работник, а просто гражданин, самостоятельно организующий свою личную трудовую деятельность. К таковым могут быть отнесены самые разные люди — от торговки пирожками и автослесаря до репетитора, тренера и мастера по изготовлению бижутерии.

«Важно, чтобы эти люди, освобождаемые от страховых взносов, не остались без пенсионных прав и прав по оказанию медицинской помощи», — заявил Топилин. Стоит отметить, что некоторые представители власти высказывают противоположную точку зрения — по их мнению, самозанятых как раз-таки надо или обязать платить страховые взносы, или лишить медицинского обслуживания в рамках обязательного медицинского страхования (сейчас за самозанятых, как за безработных, уплачивают взносы региональные бюджеты).

В Общественной палате РФ считают, что к определению правового статуса самозанятых необходимо привлечь их самих. А для этого с данной частью общества необходимо наладить диалог. В ОП РФ предлагают провести социологические опросы среди самозанятых, организовать специальные встречи с ними в регионах. Все бы ничего, но увы — именно эта часть населения, мягко говоря, не очень стремится контактировать с государством, а тем более раскрывать ему подробности своей трудовой деятельности. И неспроста — в пример можно привести уголовное дело уральского фермера Ивана Черемных, который решился выйти из тени и тут же был обвинен в незаконном предпринимательстве. Дело обрело широкий резонанс, в итоге Черемных приговорили к штрафу в размере 200 тыс. руб. и немедленно амнистировали… Но осадочек все равно остался.

С точки зрения государственного управления самозанятости существуют два недостатка — во-первых, государство понятия не имеет, чем и как занимается немалая часть граждан; во-вторых, эта часть граждан не платит налоги и страховые взносы в социальные фонды. Пока государство планирует решить лишь первую часть проблемы — вывести самозанятых из тени, пообещав им налоговые каникулы. При принятии бюджета на 2017 год каникулы уже едва не ввели, но в последний момент это решение все же было отложено. Предстоит еще подумать над тем, как случайно не создать огромную налоговую лазейку для самых настоящих бизнесменов.

Впрочем, каникулы в любом случае не будут вечными. В ближайшие годы в России появятся граждане с новым правовым статусом — они будут по-новому платить налоги, лечиться, отдыхать. С одной стороны, определенный контроль в этой сфере должен будет присутствовать, иначе зачем было выводить самозанятых из тени? С другой стороны — важно излишне не забюрократизировать сферу. Потому что если упомянутые во внесенном в Госдуму законопроекте «условия» для самозанятости будут слишком суровыми, то на выходе мы получим все тот же уход в тень.

Источник: http://gosvopros.ru/territory/business/samozanyaty-bez-ip/
© Gosvopros.ru

В России нет коррупции в принципе. То, что называется коррупцией, — это специфика отношений промысловых сообществ

Симон Гдальевич Кордонский — кандидат философских наук, профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», генеральный директор центра проблем гражданского общества и частной собственности, автор многих научных работ.

Ни власть, ни население не понимают, как на самом деле устроено российское общество. Реальность, в которой живет подавляющее большинство людей в стране, никак не отображается в СМИ. Это большинство существует вне государства и самоуправляется архаическими структурами, сохранившимися от СССР. А его экономическая основа — это промысловые сообщества, которые принципиально не бизнес и которые обеспечивают львиную долю реального производства страны.

Доля неформального сектора, по данным Минэкономики, 42% процента. Я думаю, что в разы надо увеличить. И тогда получается, что мы живем в успешном государстве, более или менее. Да, я считаю, что у нас нормальное государство, успешное. Это ведь не рыночная экономика. То, что мы сейчас видим, это восстановление производственной кооперации, ликвидированной Хрущевым в 1956 году. Она обеспечивала до 70% потребления. Вместе с потребкооперацией, которая обеспечивала распределение. А что такое производственная кооперация? Это промыслы. Промыслы принципиально не бизнес. Их нельзя продать, в отличие от бизнеса. В промыслах нет бухгалтерии. Это два основных качества. И вот они начали восстанавливаться, эти промыслы.

Почему никто из метрополии не приезжает и не пытается эти деньги в свой карман положить? Пока это были слишком маленькие деньги, а у власти были деньги нефтяные, не стоило связываться. Сейчас, как видно по дальнобойщикам, уже начинают прицениваться. Собственно, дальнобойщики — это же отходники. Это несколько сотен тысяч человек, говорят, что до миллиона, с огромным оборотом, с очень большой долей криминала, они все возят многое другое, кроме официальных грузов. Но сейчас решили так с ними так поступить.

Получается, если деньги у государства будут кончаться, один из ресурсов — это попытаться перекинуть на себя теневые потоки. Это приведет к расползанию конфликтов типа «Платона» и конфликтов, связанных с расчисткой финансового рынка. Это явления одного ряда. Что называется, «улучшение налогового администрирования», когда статистический ВВП падает, а налоговые сборы растут. Это все звенья единой цепи попыток государства, если не нарастить, то сохранить кормовую базу в условиях, когда большие нефтяные деньги ушли.
Как результат, количество зарегистрированных предпринимателей у нас уменьшилось на 400 тысяч, по-моему. Люди переходят в тень, где их налоговая не достает. И имеют дело уже с ментами и контролирующими органами напрямую.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/300316

Ctrl + ↓ Ранее